GAGAUZMEDIA
ВЫБОР РЕДАКЦИИ GAGAUZMEDIA
Ирина Чобану: Жаль, но Молдова проходит тот же путь, что и Румыния
Дата публикации: 23-08-2015, 11:40
Ирина Чобану: Жаль, но Молдова проходит тот же путь, что и Румыния
Ирина Чобану переехала из Кишинева в красивый и пейзажный Брашов в Румынии. Здесь она живет уже больше десяти лет. В интервью нашему порталу она выразила сожаление в связи с тем, что Молдове, как и Румынии, нужно время, чтобы избавиться от прошлого и начать жить по-другому. Ирина поделилась с GagaguzMedia историями о бдительных соседях в Брашове и бюрократических заморочках, рассказала о коррупции в Румынии и том, как с ней борются – власть и народ. Поведала нам она и о политической культуре, а также о том, почему румыны выбрали себе президента-немца.

GagaguzMedia: Когда и почему вы переехали в Румынию?

Ирина Чобану: Мы с семьей переехали в Румынию в город Брашов в 2004 году, из Кишинева. Выбрали мы именно это место по одной причине - мы очень любим спорт, спортивную жизнь и природу, а до переезда мы постоянно приезжали на курорт Poiana Brașov, катались тут на лыжах, и эти места нам очень приглянулись. Живя в Кишиневе, мы стали скучать по Брашову, по этим панорамам, пейзажам, по этой красоте, и решили что нам стоит переехать сюда. У нас была возможность купить небольшую квартиру в Брашове. Тогда мы думали, что будем сначала приезжать, отдыхать и возвращаться опять домой, в Кишинев. Но потом все дошло до того, что мы окончательно переехали и нисколько не жалеем об этом.

GM: Переезды в другую страну сопряжены с определенными проблемами. С какими трудностям вы тут столкнулись и как с ними справились?

ИЧ: Просто мы такие люди, что мы не видим проблем. Мы хотим, чтобы жизнь приносила радость. Когда мы сюда переехали, конечно, волновались, как мы будем здесь жить, но как-то все складывалось.

GM: То есть, я вас правильно понимаю, что если кто-то убегает из страны, потому что тяжело жить, то вы переехали...

ИЧ: Мы переехали, потому что любим природу, а в Кишиневе мы были этого лишены. У нас там было несколько парков, где мы могли гулять в свободное время, но это никак не сравнимо с лесом, с горами, с Карпатами. Мы в горах никогда не жили раньше, а нам так этого хотелось!

Я не могу сказать, что мы столкнулись с трудностями, потому как мы готовились, мы знали, что здесь нас никто не ждет, и мы здесь абсолютно никому не нужны.

Так как у меня было образование высшее, медицинское - я устроилась на работу в аптеку. Но мне было неинтересно тут. В Кишиневе у меня была другая работа, а здесь мне приходилось быть продавцом в аптеке и меня это совсем не устраивало. Это было для меня слишком все просто, все на рефлексах.

Ввиду того, что наша квартира находилась в исторической части Брашова, мимо моего дома часто проходили туристы и экскурсоводы, и я подумала, почему бы это не сделать моим хобби, каким-то развлечением ввиду скучности моей работы. Если скучно на работе, это как-то неправильно. И тогда я поступила на базе высшего образования в Бухарестский университет на специальность туризм. Я не ездила в Бухарест – у нас здесь в Брашове были курсы годовые, и к нам приезжали преподаватели оттуда. Так я получила диплом. Но чтобы работать в сфере туризма, надо что-то знать. Опять же мы здесь были новичками, нам никто ничего не рассказывал, никто тебя за ручку никуда не водил. Я устроилась в туристическую фирму. Я хотела быть гидом, но меня там использовали просто в качестве работника, который должен был вести сайт на русском языке, и там мне было скучно, так что через три месяца я оттуда уволилась и стала работать как гид, о чем совсем не жалею.

GM: А язык не стал для вас проблемой?

ИЧ: Румынским языком я не владела хорошо, потому что я человек, который воспитывался в советское время, школьное и высшее образование я получила на русском языке, и в любом случае русский для меня был родным, потому что я на нем думала. Я знала молдавский или румынский (это один и тот же язык), но я не могла свободно общаться. Это, однако, не было сложно, и постепенно я его выучила.

GM: Сейчас в Молдове актуальна евроскептичность: многие граждане нашей страны считают, что это неправильный путь для нее. Вы живете в стране, которая является членом ЕС, что бы вы сказали таким жителям нашей страны, глядя на жизнь в Молдове и в Румынии?

ИЧ: Мои родители живут в Кишиневе, и когда я приезжаю, мне хочется быстрее уехать обратно. Не хочется, но приходится сравнивать, потому что ты видишь, как живут в Румынии и как живут в Молдове. Здесь люди много улыбаются, они как-то по-другому смотрят на жизнь и радуются ей.

Например, в Кишиневе я сажусь в троллейбус и вижу, какие люди все удрученные. Поэтому мне всегда хочется вернуться сюда, в Румынию, домой и, конечно, я на этой волне более европейская.

Но да, люди там живут, они любят свою страну, свои города и считают Молдову своей родиной.

GM: Очень много наших жителей боятся ЕС, потому что, считают они, там очень низкий уровень духовных и культурных ценностей. Больше всего пугают геями. А по-вашему, есть чего пугаться?

ИЧ: Мы же понимаем, как работают СМИ и на какую волну они могут настроить человека. Кажется, если я не ошибаюсь, Геббельс говорил: «Дайте мне СМИ, и любого человека можно превратить в свинью». СМИ действительно оказывают серьезное влияние на мышление. Например, я геев, о которых вы говорите, в первый раз в своей жизни увидела в прошлом году. Мы поехали в Испанию, в Барселону и только там, в музее Сальвадора Дали я увидела двух парней-геев, которые держались за ручку, и в метро я увидела двух девушек. Для меня это было неожиданно, и я обратила на это внимание, но в Европе никто на это не смотрит, потому что это было всегда. И нельзя сказать, что поголовно только этим и живут. Это меньшинство.

Я не могу сказать, что европейцы бездуховны, это совершенно неправильно. Просто мы не знаем их культуру. Когда мы жили в СССР, мы знали только своих авторов, своих писателей, свои шедевры и как-то ни европейских, ни американских совершенно не было.

GM: В Молдове опасаются, что европейское образование или образование по-европейски может испортить нашу образовательную систему. У вас есть дети, они ходят в школу?

ИЧ: У меня есть дочь. Она окончила здесь школу - лицей, училась в ВУЗе, а дипломы румынских вузов котируются в ЕС. И даже не всегда необходимо сдавать какие-либо дополнительные тесты. И поэтому сказать, что здесь какое-то совершенно другое образование не могу: даже я со своим медицинским дипломом не сдавала никакой разницы, потому что моя программа в мединституте была такая же как в румынском.

GM: Еще в Молдове боятся того, что Румыния хочет поглотить нашу страну. Эти вопросы вообще обсуждает румынское общество?

ИЧ: Поглотить?! Молдова вошла в Российскую империю, когда в 1812 году в Бухаресте был подписан между Россией и Османской империей мирный договор, по которому часть нынешней Румынии, которая была Молдавским княжеством – Бессарабия – отошла России. Не нужно выдергивать эти исторические факты, можно же проследить, что было княжество Валахия, юг нынешней Румынии, и княжество Молдова. Стефан Великий (Штефан чел Маре - прим. ред.), он ведь великий не только для Республики Молдова, он великий и для Румынии, потому что это было когда-то единое цельное княжество, часть которой Бессарабия. Откуда пошло такое название? Династия Бассарабов – это основатели южной территории Румынии. К Бассарабам относят и «Дракулу» – Влада Цепеша, он тоже из этой династии, основателей княжества Бессарабия.

Румыны, например, к Молдове, к молдаванам относятся всегда как к своим братьям, братьям за Прутом, это всегда присутствует в разговоре. Что касается «поглощения», Румыния европейская страна, она развивается по европейским законам, и, конечно же, самим румынам хотелось бы, чтобы эти братья за Прутом были вместе. У всех государств есть претензии: и у Румынии есть претензии к Болгарии, у венгров есть к румынам претензии и так далее, поэтому как поделили после Второй мировой войны – пусть так и остается.

GM: В Молдове бытует мнение, что румыны – это цыгане. Вы приехали сюда и что вы здесь увидели больше – румынского или цыганского?

ИЧ: Когда мы сюда приезжали, только-только сначала отдыхать, а потом начали здесь жить, проезжая через Скулень, через румынскую Молдову, мы видели много цыган, были и таборы, – да, это все наблюдалось. Но сегодня, когда Румыния вступила в ЕС, все изменилось: уже нет кочевников. Все хотят их увидеть, но сейчас можно заказать только фольклор какой-нибудь, в ресторане послушать цыганскую музыку, увидеть цыганские костюмы.

GM: А как дела обстоят в Румынии с дискриминацией национальных меньшинств?

ИЧ: К цыганам действительно относятся с осторожностью, это исторически так было сложено, так было всегда. Их называли «ацыгань», от латинского слова «неприкасаемые» – к ним нельзя было прикасаться, и это из поколения в поколения передавалось. Просто у них другая культура, они живут по другим правилам, их мало, поэтому они могут настораживать.

GM: Суровость европейских законов здесь ощущается?

ИЧ: Здесь ты ходишь по улицам ночью, в любое время, и ты себя чувствуешь защищенной, потому что тебя оберегает та самая полиция. И здесь законопослушные граждане, что меня, выходца из СССР, на начальном этапе сильно нервировало. Потому что ты идешь в какую-то организацию, а тебе говорят предоставить сто бумажек. Заходишь, предоставляешь и думаешь, что все, это уже финиш. Но тебе говорят – нужно предоставить сто первую! Нас это раздражало раньше, мы хотели кого-то найти, кому-то заплатить, или дать коробку конфет, или бутылку коньяка и никуда не бегать. А румынам (меня тогда это поражало) говорят предоставить еще одну бумажку, их выставляют за дверь, а они выходят и идут за ней. Сегодня, живя здесь почти 11 лет, я уже к этому привыкла. Да, бюрократы, но, может, в этом тоже что-то есть.

Еще румыны – «стукачи». У нас это слово было ругательным: рассказать о ком-то, донести на кого-то – это очень плохо, это нехороший человек. Но 25 лет правления Чаушеску отразились на ментальности местного населения, потому что тогда и доносы были, и «стучали», и анонимки писали друг на друга, и это поощрялось.

Но был такой приятный момент, связанный с этим «стукачеством». Как-то мы с мужем уезжали зимой, и квартира была закрыта. Дом у нас небольшой, на шесть квартир. У нас тогда были одни соседи преклонного возраста. Мы вернулись, а их не предупреждали даже о том, что уезжали и приехали обратно. И вот в первый день после возвращения мы чем-то там занимались, чемоданы разбирали, кажется, и тут звонят в дверь. Смотрим, а это наша соседка на пороге, которая и говорит нам: «Слышу, что кто-то в вашей квартире шуршит, а мы заметили, что вы куда-то уехали, и вот я хотела проверить, все ли в порядке». Мы с мужем переглянулись и подумали, что это ведь неплохо: мы никого не просили, а кто-то присматривает за домом. Если ты добропорядочный гражданин и ты не нарушаешь закон, то я в этом ничего плохого не вижу.

Или, например, здесь по правилам после 23 часов нельзя шуметь. У тебя может быть праздник, играть громкая музыка, но после 11 вечера все должно затихнуть, даже если ты не один, все равно ты выключаешь музыку. К примеру, моя дочь училась в 9-ом классе, и пошла как-то на день рождения своего одноклассника. Мальчики выпили пиво, и начали шуметь: прыгать, беситься, кричать. Соседи постучали и попросили, чтобы было потише. Они было притихли, но через определенное время опять начали шуметь, и моя дочка с подружками поняли, что пора уходить. А соседи там тем временем вызвали полицию. Та приехала, успокоила всех детей. Так как они несовершеннолетние, им штраф нельзя выписать, а вот родители получили по квитанции, которые необходимо было оплатить в размере 50 евро. Как вы думаете, после таких правил, эти дети научатся вести себя?

GM: У вас есть коррупция?

ИЧ: Да, здесь есть коррупция. Но сейчас такой период, что все начинает меняться в Румынии: началась борьба с этим в высших эшелонах власти, что самое важное. Раньше на низком уровне кого-то там ловили, показывали по телевизору, осуждали, а все самое основное воровство происходило где-то там наверху. Сегодня румыны надеются, что это уже подходит к концу, по крайней мере борьба ведется.

Этих коррупционеров пока сажали без конфискации имущества, что народу совершенно не нравится: ведь что было украдено, должно быть возвращено и попасть обратно в казну государства и пойти на нужды страны. Поэтому с конфискацией вопрос пока открытый, потому что те решения принимаются там наверху, где тоже коррупционеры сидят. Понятно, что они против себя законы принимать не хотят, но надежда в Румынии сегодня на президента. Хотя он, конечно, не может влиять на парламент, в котором большинство не из партии. Но постепенно, все равно что-то будет меняться.

Румыны выбрали президента немецкой национальности, потому что на него надеются, потому что у него связи с ЕС, ЕС ему доверяет и Ангела Меркель с Клаусом Йоханнисом в хороших отношениях. И поддержка оттуда ему идет. Большинство проголосовавших за него – молодежь, потому что у нее совсем другой менталитет. Молодые люди видят, как живет Европа и, конечно, они хотят быть ближе к цивилизованным странам, а не катиться куда-то под откос.

GM: В нашей стране чиновники ЕС тоже доверяли некоторым нашим партиям, которые находятся у власти в РМ, но произошло то, что процесс евроинтеграции сегодня воспринимается как некая дискредитация ЕС в глазах наших граждан, потому что власти не смогли доказать и использовать это доверие. Как поступили бы в Румынии, если бы вдруг правительство так дискредитировало этот процесс?

ИЧ: Мы прошли этот этап. Румынии выделялись деньги для развития инфраструктуры, какая-то малая часть доставалась людям, остальная – в общем-то разворовывалась. И сейчас на этих людей, которые этим занимались, заводятся уголовные дела, их сажают. В Молдове сейчас также выделяются деньги на строительство дорог, большая часть этих денег разворовывается, а дорог не появилось… Просто жалко, что не сразу [люди начинают жить лучше], что в Молдове также как и у нас, на это уходит время, годы, может, даже десятилетие, а ведь можно было бы начать жить по-другому сразу!

GM: Румыны проголосовали за Йоханниса - не за румына, а за немца. Почему? Ведь национальный вопрос всегда стоит во главе угла, когда говорим о нации, о государстве?

ИЧ: Многие думали, что он не победит, потому что он не румын, не православный, но просто своим уже не доверяют. Это уже политическая культура, к которой румыны уже пришли, и они начали понимать, что надо выбрать человека, на которого можно рассчитывать. А те, кто был уже во власти, от них добра не жди, потому что предвыборные обещания всегда даются, но все-таки начинают судить людей по делам и надеяться на тех, которые уже показали, что могут что-то сделать. Поэтому на Йоханниса надеются. Но посмотрим, как он оправдает доверие граждан. Время покажет.

Революция 1989 года сделала свое дело – произошел перелом в менталитете и сознании людей, и поэтому терпеть так долго никто не станет. И это видно: если что-то румынам не нравится, они выйдут на улицы, их не получиться долго кормить обещаниями. То же самое произошло и с Виктором Понтой, с нынешним премьером. Его выбирали, потому что он молодой, на него делали ставку, но оказалось, что был просто молодой, а за его спиной стояли те самые бывшие «товарищи», которые его туда толкали и которые и руководили всеми его действиями. Поэтому можно сказать, что у румынов уже есть это осознание, и молодежь, она уже европейская, она уже другая. Молодые ездят, учатся и магистратуры заканчивают в Европе. И благодаря им и Йоханнис стал президентом.

GM: В Молдове гражданское общество очень пассивно, люди не умеют требовать от власти. Где-то по кухням ведут разговоры, что мы живем плохо, потому что верхушка в нашей стране ворует. Вы говорите – если что не так пойдет в Румынии, люди пойдут на митинги. Как активизировать гражданское общество?

ИЧ: Есть интернет, посредством которого договариваются и собираются большие аудитории на митинг или еще куда-нибудь. У нас, конечно же, когда собираются через интернет на митинг, то в противовес всегда от правительства выставят какую-то группу, которым приплачивают. А эти идейные, они сами приходят.

GM: Есть ощущение страха перед властью у рядового румына?

ИЧ: Насчет страха не знаю. Единственное, если ты не заплатил налоги или нарушил что-то, за что тебя могут оштрафовать, то у тебя возникнут некоторые проблемы, которые будут на тебя давить. Поэтому мы стараемся быть законопослушными гражданами. Но бывают ошибки, а незнание тебя не освобождает от ответственности, но на этом и учимся.

GM: Как ведет себя власть? Она отчитывается перед народом, как устанавливается связь с народом у румынской власти?

ИЧ: У нас немало независимых журналистов, которые говорят то, что есть на самом деле, которые «не продаются». Конечно, есть каналы, которые содержат та или другая партия, но сейчас, как оказалось, телеканал, который подвластен премьеру, имеет очень низкий рейтинг. Хотя на первоначальном этапе, когда Понта пришел к власти, у нее был очень высокий рейтинг. Поэтому получается, что сознание у народа растет.

GM: Можно говорить, что в Румынии есть свобода слова?

ИЧ: Да, можно сказать, что в Румынии есть свобода слова.

GM: Как дела обстоят с демократией?

ИЧ: Дело в том, что нет ни одной власти, ни одного общества идеального, но лучше демократии еще никто не придумал. Хотя последние несколько лет часть румын смотрит в сторону монархии. Румыния ведь была королевством и румынские короли есть. Короля Михая заставили отречься от престола в 1947 году, когда произошел переворот. А мы знаем, что история движется по спирали: в 1947 году хватило всего 10-ти минут, чтобы превратить из монархии в республику, и раз короли остались живы, у них есть потомки, кто знает, - может, еще и вернется и монархия. Но пока что Румыния живет демократией.

GM: Вы не жалеете, что не нашли себя в Румынии в своей профессии?

ИЧ: Нисколько. Я очень любила свою профессию – я 14 лет проработала в Кишиневе в аптеке провизор-технологом, хорошим специалистом. Но на определенном этапе я себя исчерпала, мне захотелось чего-то нового. Поэтому я пока не знаю, кем я буду дальше, может, еще чего-то захочу. Человек все-таки меняется, на определенном этапе ему интересно одно, потом он взрослеет – ему что-то другое интересно.

GM: Как часто вы встречаете здесь туристов из Молдовы?

ИЧ: В последнее время – часто. Когда появились биометрические паспорта и упростился въезд в Румынию, приезжает немало автобусных туров по этим местам из Молдовы. Если раньше это были индивидуальные программы на машинах: кто на лыжах покататься, кто просто посмотреть Румынию, кто на море, то сегодня - это программы туристические, организованные туры.

GM: Вы гражданка Румынии?

ИЧ: Да, у меня двойное гражданство – молдавское и румынское. Второе я получила по программе восстановления гражданства, по бабушке и дедушке.

GM: Вам комфортно в этой стране?

ИЧ: Сейчас да.


Фото: Facebook.com


Похожие новости:
  • Василий Кыльчик: Мне комфортно жить в Польше
  • Дина Бессараб: Проучившись за границей, я точно найду работу на родине
  • Молдавский журналист об идеальном гагаузе и отношениях Кишинев-Комрат
  • Марина Гаргалык: Моя жизнь полна неожиданностей, и на всякий случай я купил ...
  • Максим Мардарь: Чем дальше я от Молдовы, тем больше хочется вернуться


  • Лента новостей
    (ФОТО) В Казаклии пропал мальчик
    20-09-2017, 11:23
    Из бюджета Комрата выделены средства на покрытие долга «Су-Канала»
    20-09-2017, 10:57
    Издан сборник литературных произведений на гагаузском языке
    20-09-2017, 10:27
    Более 155 тыс. избирателей без прописки рискуют лишиться права голоса
    20-09-2017, 09:32
    В Комрате пенсионерку ограбила женщина, представившаяся соцработником
    20-09-2017, 08:39
    (ФОТО) В Авдарме прошли местное и региональное соревнования по мини-футболу среди девочек
    19-09-2017, 17:44
    Поезд Кишинев-Бухарест будет курсировать ежедневно
    19-09-2017, 17:23
    Все новости

    (ФОТО) В Казаклии пропал мальчик
    (ФОТО) В Казаклии пропал мальчик
    Из бюджета Комрата выделены средства на покрытие долга «Су-Канала»
    Из бюджета Комрата выделены средства на покрытие долга «Су-Канала»
    Издан сборник литературных произведений на гагаузском языке
    Издан сборник литературных произведений на гагаузском языке
    ещё...


    Более 155 тыс. избирателей без прописки рискуют лишиться права голоса
    Более 155 тыс. избирателей без прописки рискуют лишиться права голоса
    НСГ просит парламент организовать стажировку для специалистов юридического управления
    НСГ просит парламент организовать стажировку для специалистов юридического управления
    Канду и Йылдырым обсудили открытие консульства Турции в Комрате
    Канду и Йылдырым обсудили открытие консульства Турции в Комрате
    ещё...


    (ФОТО) Делегацию из Белоруссии заинтересовала сельскохозяйственная продукция автономии
    (ФОТО) Делегацию из Белоруссии заинтересовала сельскохозяйственная продукция автономии
    ТОП-5 стран, лидирующих по молдавскому импорту и экспорту
    ТОП-5 стран, лидирующих по молдавскому импорту и экспорту
    Тарнавский предложил законодательную инициативу, которая позволит увеличить бюджет автономии
    Тарнавский предложил законодательную инициативу, которая позволит увеличить бюджет автономии
    ещё...


    Стартовал кастинг для шоу-конкурса «Краса Комрата»
    Стартовал кастинг для шоу-конкурса «Краса Комрата»
    (ФОТО/ВИДЕО) Детский состав «Кадынжи» станцевал перед гагаузами Греции
    (ФОТО/ВИДЕО) Детский состав «Кадынжи» станцевал перед гагаузами Греции
    Группа «DoReDos» из Молдовы получит два миллиона рублей
    Группа «DoReDos» из Молдовы получит два миллиона рублей
    ещё...


    (ФОТО) В Авдарме прошли местное и региональное соревнования по мини-футболу среди девочек
    (ФОТО) В Авдарме прошли местное и региональное соревнования по мини-футболу среди девочек
    Волейболистки из Копчака стали лучшими на соревнованиях в Турции
    Волейболистки из Копчака стали лучшими на соревнованиях в Турции
    Теннисист из Авдармы стал лучшим на турнире в Кишиневе
    Теннисист из Авдармы стал лучшим на турнире в Кишиневе
    ещё...


    На границе с Украиной будут брать отпечатки пальцев и фотографировать
    На границе с Украиной будут брать отпечатки пальцев и фотографировать
    Европейский союз отменяет международный мобильный роуминг
    Европейский союз отменяет международный мобильный роуминг
    Водителям с иностранными правами запретили работать в России
    Водителям с иностранными правами запретили работать в России
    ещё...

    
    Новости Политика Культура Экономика Общество Спорт Фото Башканские выборы-2015 Местные выборы 2015 Программы О нас Карта сайта RSS
    Copyright © 2014-2015 | GAGAUZMEDIA.MD